Alex Shulman (shaon) wrote,
Alex Shulman
shaon

Category:

Воздушные бои израильских асов против арабов и русских

Израильский ас летчик-истребитель Авиху Бен-Нун так охарактеризовал своих противников:

Я думаю, русские совсем неплохо летают. Меня даже удивило, что они проделывали со своими машинами. Но им явно не хватало навыков эффективного боевого маневрирования чтобы поразить противника. Они хорошие летчики, но слабые тактики. У них нет боевого опыта. Они действуют по шаблону и поэтому легко предсказуемы.


Полковник израильских ВВС Гиора Эпштейн - самый результативный летчик-истребитель в мире. На его счету 17 сбитых в воздушных боях вражеских самолетов МиГ и Сухой


Из статьи Л.Иоффе "Египет и Израиль в Войне на Истощение, 1967-70 г.г."

Израильские летчики мастерски владеют тактикой воздушного боя, где опыт пилота торжествует над техническими характеристиками машин. Они приобрели свои навыки годами упорной, напряженной работы. В ВВС Израиля практикуется интенсивное и реалистичное обучение, которое дополняется бесценным боевым опытом.
Пилоты Хель Хаавира хорошо подготовлены к хаотичности воздушных битв, распадающихся на поединки отдельных пар, где импровизация и спонтанность действий становятся решающими факторами успеха.

Даже будучи в меньшинстве, израильтяне быстро почувствовали неопытность советских пилотов. Русские дрались ожесточенно, но тогда как израильтяне были в своей стихии, для советских летчиков этот опыт был травматичен.

После краткой погони за несколькими МиГами, Авиху Бен-Нун сумел зайти в хвост одному из них. МиГ резко спикировал вниз до высоты 2,000 метров и, перейдя на бреющий полет, пытался уйти от своего преследователя. Но «Фантом» следовал неотступно. Обе машины неслись со скоростью звука в 30 метрах над землей. Рядом с «Фантомом» мчался «Мираж», пилот которого решил присоединиться к охоте.

Бен-Нун вспоминал позднее:

МиГ был в полутора километрах впереди нас. Меня беспокоило только одно: как бы пилот «Миража» не сбил МиГ раньше меня. У него были израильские ракеты «Шафрир», а у меня американские «Сайдуиндеры». Наконец, я смог произвести пуск ракеты, но из-за чрезвычайно высокой скорости МиГа, захват был сделан на самом пределе. Ракета поразила цель и взорвалась. Но, казалось, повреждения были недостаточны, т.к. МиГ продолжал лететь, даже не сбавляя скорость.

Мой штурман посоветовал использовать радиолокационную ракету «Спарроу». Я сам даже не подумал о ней, т.к. тот тип, что был у нас, был устаревшим и не предполагался к использованию на столь малой высоте. В это время мы приблизились к долине Нила и оказались несколько выше. Сейчас наши шансы стали чуть лучше и я знал, что мой штурман отлично владеет техникой наведения с помощью радара. Он захватил цель и я произвел пуск. «Спарроу» настигла МиГ и он взорвался. Я уверен, что летчик погиб, т.к. было слишком низко для успешного катапультирования.



Израильские асы рассказывают о своих победах в воздушных боях.Воздушные бои израильских асов (компьютерная анимация)


Капитан Авиам Села вспоминает:

Они шли на нас парами, а мы дали им всем проскочить, чтобы не дать им взять нас в клещи, как они планировали. Они промчались мимо нас, пара за парой, как на параде. Мы подождали и направились за ними, зажимая их между собой. Перед нами было 16 МиГов! Я никогда не видел столько машин в одном бою. Небо было заполнено истребителями, беспорядочно маневрирующими в сумятице боя. Повсюду падали подвесные баки.

Я не боялся их численного превосходства. Меня лишь страшила возможность столкновения с другим самолетом или одним из падающих баков. Я заметил, как один МиГ в двух километрах от нас начал правый вираж, чтобы зайти сзади моего ведущего. Я тоже развернулся вправо и русский пилот атаковал меня, отказавшись от преследования моего ведущего. МиГ пикировал на меня сверху, что давало ему определенное преимущество. Я резко бросил свой «Фантом» влево и мы крутились вдвоем, снижаясь, пока не достигли высоты 5000 метров. В этот момент мы были всего в 150 метрах друг от друга.

Много лет назад, еще будучи пилотом «Мистера», Авиам освоил манёвр «дай ему проскочить» Яка Нево, одного из основателей израильской школы тактики воздушного боя.

Обнаружив МиГ за своей спиной, он бил по тормозам и делал «бочку», в бешеной круговерти уходя от погони. Авиам сделал это и сейчас. Как всегда, прием выручил его. МиГ проскочил вперед и Села быстро зашел ему в хвост.

Русский летчик пытался оторваться на очень крутых виражах, а затем перешел в крутое пике. Противники опускались все ниже и ниже, отчаянно маневрируя и выжимая из своей машины все, на что она была способна.

Штурман Авиама, Бен, приник к приборам системы управления огнем, стремясь ни на секунду не пропустить сигнал о том, что головки наведения ракет среагировали на жар, исходящий из сопла двигателя МиГа. Наконец, на высоте двух тысяч метров и на дистанции в один километр, захват произошел и Авиам произвел пуск ракеты. С огромной скоростью, «Сайдуиндер» устремился к цели и поразил ее. Раздался мощный взрыв и МиГ превратился в огненный шар, с обломками разлетавшимися во все стороны. Останки самолета падали вниз, раскручиваясь в воздухе.

Израильские асы рассказывают о своих победах в воздушных боях.Воздушные бои израильских асов (компьютерная анимация)


Истребители обеих сторон то взмывали ввысь, то пикировали вниз, то закручивались в стремительном хороводе крутых виражей. Ярко голубое небо было покрыто замысловатым рисунком огненных трасс ракет и снарядов. Бен-Нун вспоминает: «Вокруг было так много самолетов, что мы даже обменивались противниками, а иногда чуть не стреляли друг в друга». Вскоре пилот «Миража» «Авик» сбил еще один МиГ огнем из пушки.

Воздушный бой начался и закончился столь быстро, что капитан Ифтах Спектор успел насчитать три огненных шара за то краткое время, что потребовалось его четверке для броска из Бир Гафгафы к месту событий. Этот квартет прибыл в последние моменты сражения. Всего за три дня до того, Ифтах сбил в воздушной дуэли два египетских МиГ-17: один ракетой, другой – из пушки. Сейчас он находился со своей группой на периферии схватки и мог наблюдать как все небо было расчерчено дымными шлейфами траекторий ракет.



Спектор вспоминает: «Это было похоже на летнюю ночь со светлячками, то включающими, то выключающими свои огни». Он сбросил свои подвесные баки и определил для себя цель. Ифтах быстро вышел на необходимую дистанцию и выпустил ракету. Но одновременно с ним, другой «Мираж», Ашера Снира, тоже выстрелил по этому же МиГу. Самолет был серьезно поврежден, но не упал, а начал выходить из боя. Ни Спектор, ни Снир не видели как он разбился и потому данный МиГ не был сначала зачтен как победа.

Двумя месяцами позднее, вся эта история просочилась в английскую газету Лондон Дэйли Экспресс. Заголовки британских газет были 5:0. Три русских летчика – капитаны Журавлев, Яковлев и Юрченко – погибли. Утечка информации произошла из египетских источников. Разведданные, подтвердившие именно такой исход боя, были добыты только через несколько лет. Окончательно точки над “ i ” были расставлены спустя шесть лет во время визита в Иерусалим египетского президента Анвара Садата, который в частной беседе подтвердил, что в том бою было действительно потеряно пять советских истребителей.

К тому моменту стало очевидно, что пилоты МиГов растеряны, обескуражены и пытаются выйти из боя. Плохо подготовленные к такому типу схватки, они быстро потеряли вкус к ней и от первоначальной агрессивности не осталось и следа. Их жесткие боевые порядки рассыпались. Их планы были нарушены. Они были изолированы от своего центра управления полетами, с которым не могли установить связь.

Советские летчики видели как их товарищей сбивали, одного за другим, и их стала охватывать паника. Поток русских ругательств заполнил волну радиосвязи между МиГами. Операторы израильских станций радиоперехвата, настроенные на частоты советских передатчиков, с интересом слушали как русские матерятся. Все, что осталось в арсенале действий русских пилотов, это отчаянное маневрирование чтобы уйти от преследования и вернуться на свои базы.



Удивительно, но результаты воздушного сражения русских с израильтянами очень обрадовали египетских летчиков. Советские инструкторы постоянно отчитывали египтян за их тактику, боевые навыки и отсутствие должной боевитости. Теперь, серьезное поражение русских в их первой же конфронтации с противником, оправдывало неудачи самих египтян. В тот вечер, вечеринки в честь победы происходили не только на израильских авиабазах Хатцор, Рамат Давид и Тель Ноф.

Похожие вечеринки имели место и на всех авиабазах Египта – в честь поражения заносчивых советских учителей. Офицерские столовые египетских авиабаз содрогались от дружного хохота, вызванного едкими замечаниями присутствовавших по адресу их русских менторов. По мнению египтян, русские, наконец, получили то, чего они заслуживают.

Тяжелое поражение в воздухе стало звонкой пощечиной для советских ВВС. Их престиж в мире военной авиации был под угрозой. Агенты Моссада повсюду внимательно наблюдали за советской реакцией. Уже на следующий день после боя, в Каир прилетел маршал Павел Кутахов, командующий ВВС СССР. Едва сойдя с трапа самолета, он начал расследование обстоятельств столь печального для советских военных результата вооруженного столкновения с противником.

Очевидцы рассказывали, что Кутахов нервно тряс головой и все время повторял одни и те же слова: «Это катастрофа»! 2-го августа Кутахов отдал приказ о прекращении полетов советских летчиков в зоне Суэцкого канала. Руководство СССР явно не желало испытывать судьбу и еще раз подвергаться риску унижения.

Израильский репортер известной американской газеты «Вашингтон Пост» опубликовал статью в номере от 29 октября 1970г., в которой он описал визит Кутахова в Египет с такими подробностями, которые он мог узнать только от Моссада. В статье сообщалось, что советский маршал запретил своим пилотам вступать в бой с израильскими истребителями, если они не могли гарантировать победу, что практически означало – никогда.










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →